Новое на сайтеподписаться
Волга » Россия » КостромаПоказать знакомымПолучить код ссылки

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь (Кострома)

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь (Кострома)

Добавить фото к описанию «Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь»

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь располагается:
г. Кострома, ул. Просвещения, д. 1 (тел.: (4942) 57-87-69, 31-81-55, факс: 31-25-89).

Фото (32)
Написать отзыв

Описание «Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь»

Ипатьевский монастырь крайне популярен у туристов. Собственно, многие, кроме этого монастыря, ничего в Костроме и не осматривают. Для людей важно, что он красив, для экскурсоводов – что они могут рассказать об этом «символе избавления России от Смуты», об избрании на царство Михаила Романова, и о других патриотических вещах.

Когда заложен монастырь – неясно. В летописях он впервые упоминается только в 1432 году, но уже как давно существующий. В 17-м веке в монастыре записали легенду, по которой обитель воздвиг некто Чет, золотоордынский мурза, перешедший на службу великому московскому князю в конце 13-го века. Когда он плыл по Волге к своему новому патрону, то тяжело заболел, говорит легенда, и остановился передохнуть. Во сне ему явилась Богоматерь, и пообещала исцелить, если он поставит прямо здесь обитель в память Филиппа и Ипатия. Крестившись в Москве, Чет принял имя Захария, и спросил разрешения великого князя и церковного иерарха на постройку монастыря, и его построил. Именно этот Чет якобы стал основателем таких костромских родов, как Зерновы, Сабуровы и Годуновы.

Современные историки считают легенду только легендой. Они обращают внимание, что в разных ее вариантах варьируется имя святителя, который разрешил построить монастырь, соответственно меняется и дата – от абстрактного «конец 13-го века» до 1328-1330 годов. Да и сам Чет – то ли в Руси крестился, то ли еще в Орде усилиями митрополита Петра. Есть и другие противоречия. Главное – а какой резон был мурзе переходить на службу к русским в пору всесилия Орды, то есть в конце 13-го века? Массовый исход на службу к москвичам фиксируется лишь в правление Ивана Калиты (1325-1340). Понимая это, авторы некоторых версий легенды и приводят Чета прямо в объятия Калиты. Но сын Захарии, Александр Зерно, был убит в 1304 году во время мятежа вечников, а значит, его отец, будь он ордынцем, пришел в Россию едва ли не в середине 13-го века, что, как уже говорилось, фантастично. Отсюда – две возможности. Либо Ипатьевский монастырь основал Захария в 13-м веке, но он был не ордынцем, либо – кто-то другой, а когда, неизвестно. Историки сошлись на мнении, что «ордынские» корни монастыря придуманы в 16-17 веках, когда в московской среде стало модно заигрывать с ордынским прошлым. Скорее всего, Захария был коренным костромским феодалом.

Правда, у Сабуровых ордынские корни все-таки есть: слово «сабур» значит «долготерпивый», «выносливый». А вот насчет Годуновых – большие сомнения, ведь Годун – болгарское имя, а в костромских говорах к тому же значит «воспитанник, приемыш». В то же время имя «Чет» филологи не могут вывести ни из одного языка, в том числе из тюркских. Добавим, что в одном из вариантов родословной Годуновых Чет назван вовсе не Четом, а Семеном Чертом, который пришел из Орды к князю Ивану Даниловичу. То, что Семен Черт – славянин, понятно, а что он в Орде делал? Вероятно, жил в русском квартале одного из ордынских городов, например, Сарая или Бельджамена, куда, привлеченные низкими налогами, уехали в свое время или его предки, или он сам. При записи слова «Черт» буква «р» могла быть вынесена над строкой, и пропасть при переписке, а поздний летописец, застав некоего Чета, стал ломать голову, кто это мог быть, и придумал версию, с которой мучаются современные историки. Итак, Годуновы и Сабуровы вряд ли имели отношение к роду Захарии. И Семен Черт, может быть, тоже не связан с ним. Лишь в 14-16 веках, когда представители потомков Захарии, с одной стороны, и Сабуровых и Годуновых, с другой, вошли в родство, ордынское прошлое было приписано всем трем, а Захарию к тому же связали с Семеном Чертом, перекрещенным в Чета.

С Захарией разобрались, ну а что монастырь? Есть две версии. По первой, монастырь с самого начала задумывался как крепость, которую построил князь Василий Квашня ради защиты города. Монастырь лежит на старой дороге в Ярославль, и на выгодном для крепости месте – на стрелке между Волгой и рекой Костромой. По другой, монастырь поставили именно как монастырь, и сделал это в 13-м столетии Захария, исконный костромской феодал. Авторы лучшего на сегодня путеводителя по монастырю считают, что Захария начал с церкви Живоначальной Троицы с приделами Филиппа и Ипатия, и что ранний монастырь был крошечным – там служил один монах, который работал исключительно на интересы основателя монастыря. Место это уже тогда было оживленным и населенным - перевоз через Волгу. В пользу второй версии говорит то, что в монастыре похоронен и сам Захария, и его сын, то есть перед нами – типичная «карманная» обитель для спасения собственной души.

Есть легенда, что московские князья узнали про монастырь уже в конце 14 - начале 15 века. Действительно, коли Дмитрий Донской и его сын Василий прятались в Костроме, они теоретически могли заходить в обитель, и воспринимать скорый уход татар из Москвы как результат особо эффективных молитв братии. До 16 века в монастырском храме в память о пребывании обоих князей сохраняли особое княжеское место. Поздний вариант (16 век) царского места, выполненный по образцу трона Ивана Грозного в Московском кремле в московских мастерских, был подарен храму царем Михаилом в 1619 году; ныне он хранится в Москве, в музее «Коломенское». Не исключено также, что монахи помогали этим князьям переправиться через Волгу по дороге в Кострому, за что князья даровали им право брать пошлину за перевоз (правда, первое такое пожалование фиксируется позже – см. ниже).

Первое упоминание монастыря в 1432 году связано с междуусобиями. Галицко-звенигородские князья Василий Косой и Дмитрий Шемяка подняли борьбу за великое княжение с московским великим князем Василием. Василий Косой, потерпев поражение на реке Которосль, укрепился в Костроме и стал готовиться к реваншу. Василий же Московский подошел к Ипатьевскому мысу. В итоге стороны заключили мир в Ипатьевском монастыре. Уже в 1442 году монастырь получает от великого князя право брать деньги за перевоз через реку Кострому. Вероятно, это была плата за какие-то посреднические услуги, оказанные монахами при заключении мира. Упоминавшиеся выше боярские фамилии, уловив политическую конъюнктуру, также стали жертвовать обители свои вклады «на помин». Так началось возвышение монастыря, схема которого, впрочем, обычна для России (стать известным монарху – получить привилегии – принимать вклады от феодалов, которые, таким образом, также приобщаются к монарху). Среди донаторов были такие могущественные, как Федор Сабур, брат Соломонии, жены великого князя Василия III (1528 год). Федор дал монастырю земли: это были не первые, но и не последние земельные пожалования обители, ставшей к 17-му веку крупным землевладельцем.

Годуновы стали жертвовать монастырю в 1570-е годы. С ростом влияния Годуновых при дворе росли и вклады. Только с 1586 по 1591 год монастырь получил от Годуновых 1 тысячу рублей и несколько сел с землями. В результате пожертвований одних лишь Годуновых, земельный фонд монастыря вырос вчетверо, и к 1600 году обитель владела более чем 400 селами, став четвертым среди всех российских монастырей-землевладельцев. В 1598 году игумен монастыря становится архимандритом, в 1603 году обитель стали называть «лаврой» (правда, само понятие «лавра» изрядно девальвировалось, все понимали, что «настоящих» Лавр две – в Троице-Сергиевом посаде и в Киеве). В монастыре разворачивается каменное строительство: с середины 16-го столетия до 1605 года обитель перестроили полностью. Яма для производства кирпичей дало начало расположенному неподалеку, и существующему поныне, кирпичному заводу.

Особое значение монастырь приобретает в Смутное время – сначала Борис Годунов становится царем московским, затем Тушинский вор при потворстве монахов затворяется здесь, и таинственным образом отражает все штурмы (подробнее об этом - в рассказе об общей истории Костромы), наконец, в монастыре находят Михаила Романова и уговаривают на царство, и день 14 марта, когда Михаил «ломался» перед делегацией, церковь превратила в праздничный, приурочив его к чествованию Федоровской иконы. Корни Романовых в Костроме таковы. Предки Михаила по матери, Шестовы, издавна сидели на костромской земле, а в кремле у них был «осадный» двор. В 1590 году костромичка Ксения Шестова стала женой москвича Федора Романова. Да и у самих москвичей Романовых были земли под Унжей, от чего и берет истоки их пиетет перед святителем 15-го века Макарием Унженским. Но как забыть Ипатьевский монастырь, точку старта новой династии? 17-е столетие – время максимального подъема монастыря, хотя, впрочем, в тот век не бедствовали и другие обители России.

Но в самом начале 18-го столетия Ипатьевский монастырь в результате петровской секуляризации лишился половины своих доходов, и ему еще повезло перед другими монастырями. Ипатьевскому, скажем, разрешили оставить Богословскую слободу, хотя обителям вообще запретили владеть слободами. В 1709 году половодье нанесло зданиям монастыря сильный урон. А в 1744 году монастырь неожиданно упразднили: в Костроме появилась епископская кафедра, и епископ разместился вместе со своим аппаратом в монастыре, монахов же выгнали. Чиновники в рясах работали в стенах монастыря, а жили в Богословской слободе. В 1764 году Екатерина окончательно отобрала у священников все доходы, а чиновников из бывшего Ипатьевского монастыря посадила на жалование. И, хотя оно было немаленьким, на жизнь не хватало, особенно служителям Троицкого собора, в котором из-за его удаленности не было прихожан, и служки занимались черными работами для прокорма, или же брали себе учеников.

На помощь Романовых рассчитывать не приходилось, поскольку династия, по смерти Петра, сама находилась в кризисе, и, увлекшись европейскими ценностями в русском исполнении, забросила свой монастырь. Но вдруг Екатерина, сама по себе не имевшая никакого отношения к старым Романовым, и к тому же уничтожившая море обителей по всей стране, в 1767 году приезжает в Ипатьев, и устанавливает традицию (принятую, впрочем, не сразу), по которой каждый монарх должен был хотя бы раз в жизни съездить на место рождения династии. Кстати, как-то не акцентируется, что Екатерина, несмотря на покровительство Романовых, была после Михаила Романова вторым самодержцем, побывавшим в Ипатьеве. В 1835 году обитель возрождается в своем прямом качестве, хотя и иерархи костромские в ней остаются – последнего выгнала только революция. Дальнейшее не очень интересно – помпезное строительство, визиты монарших особ, ура-патриотизм и шапкозакидательство. Лучше поговорим о постройках монастыря, не пропустив даже самые поздние и неинтересные.

До начала 16-го века все постройки монастыря были деревянными. Окруженный бревенчатой стеной, стояли Троицкий собор с невысокой колокольней, трапезная, монашеские кельи, да «черный», то есть хозяйственный, двор. В стене прорублены были трое или четверо ворот, в том числе парадные – Святые, которые находились на восточной стороне (не там, где нынешние – на северной).

Когда в 16-м столетии в разбогатевшем монастыре развернулось каменное строительство, оно было зависимо и по форме, и по расположению зданий от облика деревянных предшественников. Так, южная Воскобойная надвратная башня Старого города Ипатьевского монастыря вполне напоминает деревянные крепостные сооружения более раннего времени. Но судить о деревянной предыстории монастыря в точности мы не можем, поскольку от тех лет не осталось ни единого изображения или описания.

Деревянные стены, наверняка искони защищавшие монастырь, в 1586-1590 годах сменяются мощными каменными, выстроенными на деньги Годуновых. Крепость получилась простая, но крепкая. Башни фланкировали крепость с четырех сторон, они состояли из трех уровней боя, причем на верхнем уровне можно было ставить пушки. По сторонам находилось четверо ворот. В восточной стене их было двое: Святые и Водяные, причем над Святыми воротами поставлена была церковь. Южные ворота монастыря защищала Воскобойная башня. Западные ворота, ныне «голые», в свое время также прикрывала башня, остатки которой заметны еще и сегодня. У ворот располагались захабы, то есть внешние стены, позволявшие обстреливать неприятеля на подступах к воротам. С западной части к ограде примыкал подземный ход, раскрытый в 18-м веке, но сегодня, видимо, затерявшийся. Северо-восточная башня называется Пороховой (тут хранился запас пороха), юго-восточная – Водяной (через нее устроен проход за водой к реке Костроме, а может, и подземный ход). Юго-западная башня – Квасная, потому что рядом с ней стояла Квасная палата. Наконец – северо-западная башня звалась Кузнечной, опять же из-за соседства с кузницей. Башни и стены мало тронуты перестройкой. Правда, две башни Пороховая и Водяная, были в начале 19-го века превращены в некое подобие беседок. О строительстве стен и Святых ворот толкует белокаменная надпись, которую в 1798 году перенесли в стену северной галереи Троицкого собора. Всего длина стен составила 518 метров, их высота тогда была 6 метров, а толщина – 5, снаружи вырыли ров. Фундамент стен уходит вглубь на несколько метров, и состоит из скрепленных раствором валунов.

В 1621-1625 годах московская артель произвела реконструкцию стен, увеличив их высоту до 11 метров. На это дал команду сам царь Михаил после посещения обители в 1619 году – ему пожаловались, что стены сильно пострадали после военных событий 1609 года, когда монастырь стал штабом войск тушинского вора, а костромичи безуспешно его осаждали.

В 1642 году властям монастыря удалось прихватить участок земли с западной стороны крепости, увеличив площадь монастыря почти вдвое. Новую землю так и назвали – Новый город, тогда как коренная территория монастыря теперь называется Старый город. Царь Михаил дает деньги, чтобы обнести новую территорию каменными стенами (завершены в 1645). Стройку проводила костромская артель. Теперь общая длина крепости – 826 метров. Архитектурно башни и стены Нового города отличаются от таковых Старого: они, хотя и более декоративны, но еще более совершенны с фортификационной точки зрения. Тогда же бойницы стен обеих «городов» получили завершение в виде «ласточкиных хвостов». Вершиной дизайна стала Западная, или Зеленая башня Нового города, шатер которой был покрыт поливной зеленой черепицей. Башня, помимо утилитарного значения, считалась также памятником «исшествия» царя Михаила из обители на московский трон в 1613 году. До 1659 года каменных зданий в Новом городе не было, зато его территория была густо застроена деревянными домами, в том числе, вероятно, строениями Житного двора, где хранилось съестное. До 1721 года, когда в стене прорубили Северные ворота Нового города, единственным входом в него снаружи была Зеленая башня. В 1912 году Зеленую башню превратили в храм: сюда из Троицкого собора переносят придел Смоленско-Шуйской Богоматери.

В 1776 году, перед приездом Екатерины, в стене Старого города прорубаются новые ворота, Екатерининские, или Северные. Они выполнены в духе галантного времени, в стиле барокко, и становятся отныне главным входом в монастырь взамен старых Святых ворот, олицетворяя потерю сакральности и торжество светскости.

Совершим обход монастырских стен по периметру. Начнем с Екатерининских ворот, к площади возле которых привозят туристов, и возле которых с утра до ночи царит торг - матрешки, вышивка, все, чем богаты, и что самим негоже - бери, дурак-иностранец. Снаружи они предстают вполне импозантным барочным сооружением, зато, попадая в них, вы оказываетесь прямо-таки в средневековом каменном мешке. Причина - между стеной, в которую вмонтированы ворота, и входом на собственно монастырскую территорию, находятся притертые к стене (но не вплотную) корпуса: справа Братский, слева Архиерейский. И вам надо как бы измерить своими шагами толщину этих зданий, прежде чем попасть в монастырь. Войдя на площадь, оглянитесь назад - изнутри ворота оформлены далеко не так красиво.

Но выйдем снова за пределы монастыря, и пойдем по часовой стрелке, если смотреть на монастырь сверху (то есть налево, если стоять снаружи монастыря лицом к Святым воротам). Мы идем мимо прясла Старого города. Первая башня, которую мы встречаем на углу - Пороховая. Заворачиваем за этой башней направо. Идем теперь вдоль реки. Здесь осматривать монастырь неудобно - слишком близко, а отойти подалее мешает обруб. Эта низкая каменная стена вызывает у туриста много эмоций: она мощная, идет рядом с основной. Турист видит в ней какую-то особенно хитрую фортификацию. Разочаруем – это «обруб», защита от наводнений. После наводнения 1709 года такой обруб впервые поставили с восточной стороны, то есть именно там, где мы идем сейчас, деревянный, в виде плотины. В 1837 году его продлили на южную сторону, и перестроили в камне. Где-то в 1800-1811 годах между крепостной стеной и обрубом устраивается Архиерейский сад. Места там немного, но зато уютное. Ныне от него ничего не осталось. Деревья – не камни, за ними ухаживать надо. Собственно, мы идем с вами по саду. Заметно? По-моему, не очень.

Зато очень хорошо наблюдается башня-храм Архиерейского корпуса, место древнейших Святых ворот монастыря. Возле нее мы застали (лето 2004 года) обширные раскопки. Понятно, что вскрывают. Помните, мы говорили, что возле каждой башни монастыря, тем более возле центральных ворот, располагались хитрые выносные системы наподобие пандуса, по которому надо сегодня идти от Кутафьей башни Московского кремля к Дворцу Съездов? Вот такой "барбакан" отрыли археологи и тут. Чтобы разобраться, что такое эта башня-храм, придется рассказать вообще об истории Архиерейского корпуса, для чего придется сделать небольшое отступление.

Итак, Архиерейский корпус. «Г»-образное здание, с севера не примыкающее к стене, а с востока сливающееся с нею. Та часть здания, что с северной стороны, в свое время служила покоями настоятеля монастыря, и строилось в несколько приемов в 17-м столетии. Восточное крыло более старое, его основу составляют казначейские и экономские кельи 16-17 веков. В 18-м столетии здесь разместился костромской архиерей, для чего здание сильно перестроили. В 1760 году, в переходе (на стыке Г-образного здания), на третьем этаже устроен храм Богоматери Владимирской. А на втором этаже, прямо под нею – сделали баню, где мылись архиереи. Через пять лет баню пришлось закрыть, поскольку сырость портила церковь, да и вообще, как-то неблагостно было.

Как мы уже говорили, там, где сегодня возвышается церковь-башенка, искони стояли Святые ворота с храмом Ирины и Федора Стратилата – покровителей царя Федора и его супруги (1595-1597). В самом конце 17-го века вместо этого храма (? – точно ли так, выяснить не удалось) поставлены были небольшие надвратные церкви во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи и апостолов Петра и Павла. В 1775 году их разобрали за ветхостью, и больше не восстанавливали. Уже в 1841 году по проекту небезызвестного архитектора Тона здесь поставили церковь Хрисанфа и Дарии. В день памяти этих святых Михаил Романов выехал из монастыря на царство в Москву, и тогда же император Александр I вошел в Париж. Храм тотчас рухнул (ну, неудачливый Тон творец, что тут сделаешь), и его перестроили по проекту костромского архитектора уже в 1863. И, что интересно, стоит - собственно, это и есть церковь-башенка. Благодаря тому, что творчество Тона не попало в каменную летопись монастыря, нынешнее здание храма, даром что позднее, выглядит вполне органично – она как бы разговаривает с Зеленой башней Нового города, стоящей напротив. Правда, фасад корпуса, выходящий внутрь, все же реконструировали в омерзительно-классицистическом духе (1820) при замене третьего, деревянного этажа на каменный, так что он стал напоминать заурядное здание времен Николая Палкина (хорошо, что часть слева от башни реставраторы восстановили в прежнем облике в 1960-е годы). А вот фасад, выходящий наружу, почему-то не тронули, и на нем, как на страницах книги, читается история всех переделок Архиерейского корпуса.

Минуя все описанное, идем дальше, и за угловой Водяной башней заворачиваем направо, по ходу стены. Тут идти несколько приятней - тень, зелень. Через несколько десятков метров попадается Воскобойная башня, некогда проездная, а ныне заложенная. Еще лдин пролет прясла, и, хотя стена не кончается, кончается Старый город. Дальше начинается стена Нового города. Границей служит Квасная башня, от которой стена не только продолжается так, как мы идем, но и отходит перпендикулярно вглубь, отделяя две части монастыря друг от друга.

Стена Нового города делает один пролет (прясло), и утыкается в угловую Юго-западную башню. Но внимание привлекает не она, хотя возле нее обруб становится совсем крупным и загадочным, как виадук какой-то, а стоящая поодаль Зеленая башня. На мой взгляд, это - одно из самых красивых сооружений в Костроме, и яркое свидетельство проникновения восточного духа по Волжскому пути в Россию (поскольку в самой идее покрыть шатер плиткой, как и в идее шатра как такового, как и в композиции башни в целом, трудно не узреть влияние современной иранской архитектуры). После Зеленой башни через одно прясло, упирающееся в Северо-Западную башню, еще один поворот, и мы видим финальное на нашем пути прясло Нового города, искаженное пристройкой изнутри здания Вотчинной конторы. Ну, тут уж мало осталось. Бегло осмотрев Кузнечную башню, с которой опять начинается территория Старого города, мы через минуту окажемся уже у Екатерининских ворот, с чего и начали путь. Если мы хотим посмотреть действительно всю фортификацию, то надо сделать над собой последнее усилие, зайти внутрь монастыря, найти Палаты бояр Романовых, и с левого крыла здания обозреть Западные ворота Старого города. Выше мы, следуя путеводителю, писали, что тут еще можно увидеть следы башни, которая была над этими воротами, и которую разрушили после построения Нового города. Мы верим, что следы есть, но вы на фото их не видите, а мы не узрели особо в натуре. После этого можно смело приступать к осмотру сооружений внутри стен.

Троицкий соборный храм наверняка появился в дереве тогда же, когда и монастырь, то есть, вероятнее всего, в 13-м столетии. Однако, об этом сооружении ничего не известно. Мы не знаем также, когда деревянную церковь впервые перестроили в камне, но наверняка это случилось до 1560 года, когда храм впервые упоминается как каменный (дата строительства 1590, приводимая в некоторых книгах, скорее всего, ошибочна; лучше дата 1558, которая также встречается, хотя и она условна). Как выглядело то здание, мы не знаем. В 1595-1596 годах его расписали московские живописцы (костромская фресковая школа еще не сложилась). Тот факт, что между постройкой и росписью прошло много времени, и побудил, наверное, некоторых исследователей «омолодить» сооружение.

В 1649 году случилась трагедия – собор разрушился до основания, причем как именно это случилось, мы в точности не знаем. Скорее всего, он погиб от взрыва пороха («зельного вихря», как говорится в одном из документов). Но что делал порох под собором? Поскольку в сообщении в Москву о разрушении собора тут же содержится жалоба на то, что и собор-то был, положа руку на сердце, мал, исследователи предположили, что его взорвали намеренно. Но не исключено, что в подклете собора все-таки хранили порох, опасаясь лихих людей, а то и своих крестьян, но само по себе это не исключает версии поджога. Очевидно, что-то заподозрили и в Москве. Видя рвение монахов выстроить нечто грандиозное, дали строгий наказ – ставить храм не более ярославского Успенского собора. Все равно получилось больше прежнего. В 1652 году новый собор уже построили. Правда, детали старого собора, а именно подвал, могли частично сохраниться, и может, спускаясь сегодня в подклет Троицкого храма, мы видим камни середины 16-го века. Вариант 1652 года дошел до нас почти без изменений. Сбоку к собору тогда же была пристроена небольшая церковь Михаила Малеина.

Начатая было роспись собора в 1654 году прервана была эпидемией, работы возобновили лишь в 1684-м. Теперь расписывали местные, костромичи. Росписи представляют из себя цельное воплощение знаменитого костромского стиля, тем более, что фрески дошли до нас почти без изменений (местами роспись утрачена, и заменена поновлением в 1912 году, тогда же палехские мастера расписали северную и западную галереи, которые по какой-то причине в 17-м веке не расписали). Помимо прочего, на фресках можно видеть царей Михаила и его сына Алексея. Также интересна декоративная роспись, подражающая узорам на турецких тканях, которые были хорошо знакомы жителям торговой Костромы. Не в последнюю очередь живописность и цветастость костромского и ярославского стилей берут корни с Востока. В иконостасе интересна икона «Никола Великорецкий», написанная в Москве в 1550-х годов по заказу Ивана Грозного, и вложенная в монастырь в помин души убитого им в припадке гнева сына. Двери Троицкого собора взяты, несомненно, из разрушенного здания 1550-х годов. Они железные, находятся на северном, южном, и западном порталах, обиты медью и расписаны золотом. Из изображений интересны фигуры Платона и Аполлона, причем рядом с последним помещена надпись – «Аполлон не бог, но жрец, но есть Бог на небеси, и Ему снити на землю и воплотиться от Девы чистыя…» Тут же и изображение Сивиллы. Двери считаются изделием московских мастерских то ли 13-го века (вряд ли), то ли 16-го (что вернее), которые находились под сильным влиянием Византии.

Турист заходит в собор через красивое "чисто русское" крыльцо и видит перед собой не менее сказочный портал с росписью и умеренным количеством резьбы через этот портал он попадает внутрь, но не в храм, а на крытую галерею. Та галерея, в которую мы входим с улицы, вся покрыта росписью, лишена каких-то других особенностей, и заканчивается порталом, через который можно попасть в следующую галерею, теперь уже тупиковую, кончающуюся окном. В ней интересна каменная скамья, сооруженная вдоль внешней стены. Тут же можно рассмотреть и упомянутые двери, которые, к сожалению, и при визуальном осмотре не выразительны, и на фотографиях плохо получаются. Но пора уже через еще один портал пройти в основное помещение храма. Ну, перво-наперво турист смотрит вверх, и убеждается, что собор, как и положено, почти по-готически устремлен ввысь и полон пространства. Фрески повсюду.

Выходим на улицу. Перед собором видим несколько могил без опознавательных знаков. Это - остаток некогда грандиозного некрополя, и сигнал нам - надо искать вход в подклет. В подклете Троицкого собора - комната со сводчатым потолком, в пол которой вмурованы каменные гробницы. Вот все, что осталось от грандиозного комплекса усыпальниц, которых некогда было в монастыре три. Прежде две самые древние усыпальницы располагались в отдельных храмах («палатках») юго-восточнее Троицкого собора. Некогда тут стояла «повседневная» церковь Рождества Богородицы, к ней и жался некрополь. В одной "палатке" был похоронен Захария и его сын Зерно, а также родители царя Бориса. В другой – погребения родственников двоюродного брата царя Бориса. Когда в 18-м столетии перестраивали церковь Рождества, эти две древнейшие «палатки» снесли. Третью разрушили еще раньше, в 1650 году, когда расширяли Троицкий собор. В 1857 году остатки усыпальниц окончательно ликвидировали, а пелены (покрывала) на гробах перешили самым варварским образом. Чуть позже какое-то подобие некрополя решили восстановить в третьей, самой поздней гробнице, в подклете западной галереи Троицкого собора (там с 1763 года была погребальная церковь Воскресения Лазаря для упокоения архиереев), и унесли туда три плиты с могил Годуновых. В подклете уже находились могилы казначея Ионы (+1683), монаха Иосифа (+1687) и чиновника Крюкова (+1722). До кучи втащили безымянный каменный гроб, случайно найденный где-то во дворе. Так получилось некое подобие некрополя.

Храм Рождества Богородицы не сохранился. На его месте искони располагался деревянный храм Живоначальной Троицы, зимнего варианта Троицкого собора. В 1564 году вместо него появилась каменная церковь Рождества Богородицы. За ветхостью полностью переделана в 1760. К середине 19 века и это сооружение уже успело обветшать, к тому же цари озаботились, чтобы в монастыре было побольше сооружений «под старину», распорядились все переделать. Получилось подобие Троицкого собора, но поменьше. Освятили это чудо архитектуры в 1864 году. Строил печально известный своими византийскими поисками архитектор Тон. В 1930-е годы это не самое удачное здание разобрали.

Звонница. Первоначальную звонницу построили в 1586-1590. Нынешний вариант - 1601-1603 (по другим данным – 1603-1605), заказчик – Дмитрий Годунов. В 1649 году обзавелась «боем» - часами. Остатки часов в виде ржавой груды железа наблюдались еще в 1912 году. Шатер звонницы не древний – в нем, как в футляре, скрывается шатер 1777 года, над которым в 1852 году выстроили ныне видимое завершение. Тогда же с запада пристроили пятипролетную галерею, подражающую таковой возле столпа Ивана Великого в Москве. Здание было покрыто живописью, но поздней и очень плохой; при реставрации ее убрали. Сегодня сооружение интересно лишь тем, что на нее можно залезть, и осмотреть костромские дали, или купола того же Троицкого собора.

Братский корпус. Стоит на северной стороне, не соприкасаясь со стеной, как бы продолжая линию Архиерейского корпуса. Его первый этаж заложен еще в 16-м столетии, второй – в 1730-х (в окончательном виде доделан в 1758-1759). Потолок в самых древних помещениях сводчатый, а каждая келья непременно имеет отдельный выход как на парадную площадь, так и в застенье (пространство между кельями и крепостной стеной). Второй этаж Братских келий в 16-м столетии был деревянным. Корпус пережил косметическую реконструкцию 1841 года.

Келарский корпус, или Палаты Романовых. Примыкают к Братскому корпусу впритык с запада. Возведены в конце 16 века, вероятно, одним из Годуновых, наблюдавших за монастырской стройкой. Так, по документу 1595 года в монастыре были Гостиные кельи, где тогда жил строитель, то есть архитектор и организатор стройки, старец Гурий Ступин. В самом конце 17-го века палаты расширяют, и соединяют с Братским корпусом. В 1750-е годы с «зада» сооружения появилась пристройка, соединившая палаты с крепостной стеной. Императрице Екатерине сказали, что в этих палатах жил в ожидании Великого посольства Михаил Романов. Доподлинно неизвестно, так ли это на самом деле. Вероятно, перед нами – обычный гостевой дом, куда монахи селили «випов», посещавших монастырь, а никак не стационарные «покои первого царя». Потом то же внушили в 1858 году императору Александру II, который и решил сделать из заурядного монастырского здания нечто «царственное». За образец взяли палаты Романовых в Москве, на Варварке, а также сооружения Московского кремля. В 1863 году чудовище старорежимного вкуса было готово. Все переделали внутри – поделили здание на две половины, «мужскую» и «женскую», а на верх бросили «шикарную» лестницу. Сделали изразцовые печи, правда, за образец рисунка изразцов взяли почему-то петровские мотивы. А снаружи расписали второй этаж «в шахмат», то есть под рифленый камень. Уже тогда в палатах был музей Романовых, сегодня его опять восстановили. Кстати, неплохой получился музей.

Кельи над погребами. Находятся на западной стороне, рядом с воротами Старого города, которые после постройки Нового в него и ведут. Здесь в свое время находился Черный, то есть хозяйственный, двор монастыря. Название получили от трех глубоких подвалов. Подвалы и первый этаж датируются 1568-1593 годами, кладены из крупной булыги, глубина подвалов – до 6 метров. На втором (надстроен в 1732 году) устроили сушильни. Сегодня в корпусе квартируют монахи частично восстановленного монастыря.

Свечной и Трапезный корпуса. Хотя обычно трапезная в монастырях – предмет особой гордости, и самое лучшее здание, здесь все выглядит скромно. Располагается этот единый в двух лицах корпус у южной стены. Западная часть поставлена в самом конце 16 – начале 17 веков (по другим данным – в 1559). Она-то и была и поварней, и трапезной. В 1758 году в этом здании разместился свечной завод для поддержания жизни в монахах путем экономики. Отсюда свечи шли во все храмы Костромской епархию, а территория Черного двора оказалась заставлена коробами с воском. Но, как говорят сегодня историки, несмотря на масштабность, производство получилось не слишком прибыльным. В 1861 с востока к этому зданию пристроили впритык новый корпус, для расширения завода. В 1960-е годы древнюю часть сооружения реставрировали.

Богадельня. Единственное сооружение, расположенное в Новом городе (мы видели его, когда шли вдоль стен). Застройка Нового города была деревянной, к тому же в советское время тут было футбольное поле, короче, больше ничего не сохранилось. Здание возведено в 1672-1673 как монастырская больница (по другим данным – в 1721). Рядом поставили больничный же храм Иоанна Златоуста, перестроенный в 1727 и разобранный в 1808 году. Второй этаж появился в 1721-1722 годах, в нем поместилась вотчинная контора (одна из архиерейских служб). Наконец, в 1875 году весь комплекс реконструировали, и устроили там богадельню.

Евгений Арсюхин, Наталия Андрианова, 2004-2005 (C)

Реклама

Я куплю — интернет-магазин не как у всех...

Памятник Фредерику Шопену, скульптура Рояль в кустах

Архитектура, памятники

В разделе: 1014 объектов 5321 фото 71 отзывов

Новинки раздела:
Памятник жертвам Чернобыльской катастрофы
Памятник-бюст А. С. Грибоедову
Памятник Максиму Горькому

Московский дельфинарий, Утришский дельфинарий

Дельфинарии, аквапарки

В разделе: 13 объектов 336 фото 130 отзывов

Новинки раздела:
Аквапарк Мореон в Ясенево
Аквапарк Вотервиль, водный город Вотервиль
Спа-центр «Голубая лагуна»

Особняк Румянцева, Государственный музей истории Санкт-Петербурга

Музеи, выставки

В разделе: 201 объектов 7138 фото 188 отзывов

Новинки раздела:
Музей «Губернский город Кострома»
Музей ювелирного искусства
Музей культурного наследия Киева

Мисхорский парк

Парки, аттракционы

В разделе: 114 объектов 2048 фото 383 отзывов

Новинки раздела:
Парк на Русановской набережной
Парк Совки
Парк имени экипажа бронепоезда «Таращанец»

У домика Петра, гостиница

Санатории, гостиницы

В разделе: 220 объектов 1378 фото 1020 отзывов

Новинки раздела:
Море, отель
Голден, курортный комплекс
Adelais Bay Hotel, отель Аделаис Бэй

Днепропетровский кафедральный собор, Спасо-Преображенский кафедральный собор

Святые места

В разделе: 656 объектов 4911 фото 69 отзывов

Новинки раздела:
Церковь Феодора Стратилата, церковь всех крымских святых и Феодора Стратилата
Церковь архангела Михаила
Церковь святого Розария пресвятой девы Марии

Кинотеатр Высота, Центр Фильм

Театры, кинотеатры

В разделе: 158 объектов 501 фото 319 отзывов

Новинки раздела:
Академический областной театр драмы
Муниципальный театр Киев
Кинотеатр Братислава

Крымский природный заповедник (Алушта)

Уголки природы

В разделе: 43 объектов 1152 фото 108 отзывов

Новинки раздела:
Соленое озеро
Гора Аю-Даг, Медведь-гора
Карадагская биостанция

Туристический отдых по направлениям

Поиск тура

Разместить тур — бесплатно

АвстрияИндонезияМалавиФинляндия
БолгарияИорданияМалайзияФранция
ВеликобританияИталияМальдивыЧехия
ВенгрияКабо-ВердеОАЭШвейцария
ВьетнамКенияРоссияШвеция
ГерманияКитайТаиландШри-Ланка
ГонконгКоморские островаТанзанияЯпония
Доминиканская республикаКубаТурция 
ЕгипетЛитваУганда 
ИзраильМадагаскарФилиппины 

 

Хотите такой блок к себе на сайт? Просто установите код!

Для сайтов в кодировке Windows-1251
<script type="text/javascript" src="http://www.otdihinfo.ru/ourservices/objects/navigator.php"></script>

Для сайтов в кодировке UTF-8
<script type="text/javascript" src="http://www.otdihinfo.ru/ourservices/objects/navigator_utf8.php"></script>

О проекте, реклама на сайте Туристическим фирмам © OTTOcom